Инфо

Надоела реклама - зарегистрируйтесь и входите как пользователь.

Вот и кончилась война.Из дневника К.Симонова.

Рейтинг: 4 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.00
Категория: Военная лирика

11147785 Gordon20bennett2019041...Десятого мая вечером по дороге через Судеты на Прагу, которую уже освободили армии Конева, останавливаемся перед разрушенным мостом. Ехать надо три километра в объезд лесной дорогой. Но перед мостом скопился уже десяток легковых машин, и никто не едет в объезд, потому что недавно там проехала какая-то машина и по ней выстрелили и кого-то не то убили, не то ранили бродящие по лесуи ещё не знающие о капитуцялии немцы. Война кончилась, и никому  не хочется рисковать, хотя ещё два-три дня назад никто из толпящихся здесь у моста офицеров или шефов даже и не подумал бы считаться с таким ерундовым риском. Мы тоже топчемся, как и все, у моста, в ожидании какого-то бронетранспортера, который откуда-то вызвали. Потом мой спутник, друг озлившись на это ожидание, на себя, на меня и на всё на свете, говорит мне: "Не будем ждать, поедем". Я жмусь и ничего не могу с собой поделать. Мысль об этих чертовых немцах, которые могут сейчас, после войны, стрельнуть по мне оттуда, из лесу, угнетает меня. Мой  спутник кипятится, и моё положение в конце концов становится стыдным. Мы садимся в машину и выезжаем на эту лесную дорогу. Другие машины сейчас же вытягиваются в колонну вслед за нами...
В лесутихо, и мы, не выдержав напряжения, сами начинаем стрелять по лесуиз автоматов из несущейся полным ходом машины. Проскочив лес, мы так и не можем дать себе отчета - стреляли там в лесунемцы или нет. Мы слышали только собственную отчаянную, испуганную трескотню автоматов. Нам стыдно друг за друга, и мы молчим. Мы уже не можем вернуться к тому состоянию войны, в котором, конечно боясь смерти, в то же время саму возможность её мы считали естественной и даже подразумевающейся. И мы ещё не можем без чувства стыда перед самими собой вернуться к тому естественному человеческому состоянию, в котором сама возможность насильственной смерти кажется чем-то неестественным и ужасным...

 

Из воспоминаний врача партизанского отряда.

Рейтинг: 4.7 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.70
Категория: Военная лирика

Medicina...В перестрелке был тяжело ранен партизан Василий Быков. Его вынесли, уложили в повозку, привезли в лагель. По пятам группы к лагерю шли каратели...
Тень падает на повозку. Оборачиваюсь. Медведев...
- Доктор, выдержит Быков дорогу?..
Кто-то сдержанно говорит:
- Нам нельзя задерживаться. Понимаете? Мы должны выполнять задание. Понимаете?
Вижу, как синева заливает щеки Медведева, как темнеют его глаза. Не оглядываясь, он жестко отчеканивает:
- Я спрашиваю врача!
И снова мы смотрим друг другу в душу. И я вижу, как теплеет взгляд командира.
- Чем ему можно помочь? - тихо говорит Медведев.
- Операция, товарищ командир.
- Сколько нужно времени?
- Не меньше получаса...
Он кивает мне...
Обзор отряда вытянулся на просеке. Люди в колонне. Ожидание. Время от времени с заставы от Базанова приходит связной, молча смотрит на то, как мы оперируем, и уходит. Вот и первые длинные пулеметные очереди. Ухает граната. Ого, близко подошли! Снова связной:
- Ну как? Скоро?
- Ещё немного, друзья, ещё немного...
Мы оперируем. По лесупрокатывается гром. Немцы напоролись на мину. Что они предпримут теперь? Воцаряется тоскливая тишина. Осталось сделать внутривенное вливание... Всё! Устало распрямляюсь. Медведев невдалеке сидит на пенечке, невозмутимо рассматривает карту на колене. К нему подбегает связной от Базанова; он, не поднимая головы, жестом отправляет его ко мне. Всё, всё, друзья, теперь Быкова можно везти! Теперь он будет жить!...

 

Любовь сильнее смерти.Письмо неизвестной партизанки.

Рейтинг: 4 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.00
Категория: Военная лирика

Image1 Full 545...Мой дорогой! Пишу тебе последнее письмо.
Я сижу в холодильнике, переживаю последние минуты своей жизни. Но я, наверное, успею написать тебе это письмо. Немцы повесят меня через два часа. Какой это большой срок и в то же время какой маленький!
Через два часа моя маленькая, ещё не начатая по-настоящему жизнь угаснет, как лампада в темноте. Я прощаюсь с ней навсегда. Кто же знал, что она так трагически быстро окончится? Ведь я только что со школьной скамьи. Но когда я оглядываюсь на пережитое, я испытываю удовлетворение: тот маленький кусочек жизни, который выпал на мою долю, я прожила хорошо.
И только одно горе я унесус собой: мне не удастся увидеться с тобой перед концом. Мы с тобой всегда стремились к одной вершине. От будущего мы ждали неизмеримо большого счастья. Мы не дошли к нему. Немцы разрушили наши мечты, но они оказались бессильными разрушить нашу любовь. Теперь я вижу, что любовь действительно сильнее смерти.
Вот сейчас я сижу перед смертной казнью, а перед моими глазами не петля, которой удавят меня немцы, а твой милый облик, не темная могила, куда уложат меня, а твоя любовь. Я по-прежнему люблю тебя. Тебя и Родину. Во имя этой любви я убила продавшегося немцам мерзавца, нашего старосту, который выдавал партизан и выслуживался перед немцами.
Сейчас меня задушат немцы. Помни, родной: в эти последние минуты все мои мысли с тобой. С любовью я жила, с любовью я умру. Прощай, Сережа, кто-то идет. Наверное, это немец идет за мной. Целую тебя...

 

Вкус победы.

Рейтинг: 4.8 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.80
Категория: Военная лирика

Из воспоминаний М.Луконина.
15 01 00 ...Было всё так близко до неправдоподобности, что писалось об этом как-то трудно. Когда мы с Сергеем Наровчатовым подползли к парню, который попросил нас взять у него документы, последнее, что он произнес: "Передайте комиссару, что я умираю коммунистом".
Как об этом написать?
Можно ли написать о том, как пожилой колхозник в линялой гимнастерке, боец-пехотинец, принес из деревни косуи, подготавливая сектор обстрела, впервые в жизни косил ещё зеленую июльскую пшеницу?
Было душно и угарно от горящего в Орле элеватора, но потом в окрестных селах мы пробовали хлеб из сгоревшего зерна, он был как мягкий уголь - нет, его невозможно описать!
Мы шли и шли, стреляли, залечивали раны, учились воевать, пока не поняли, что победа будет за нами, - мы сначала просто верили в неё, а потом уже были уверены в ней...

 

Из мемуаров С. Наровчатова

Рейтинг: 4.9 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.90
Категория: Военная лирика

PobegnakorableМне вспоминается август 1938 года, когда я со своим другом белорусом Михаилом Молочко лежал на жгучем песке Черноморья и вглядывался в очертания испанского парохода, стоящего на рейде.

  • Я хату покинул.
  • Пошёл воевать,
  • Чтоб землю в Гренаде
  • Крестьянам отдать, -

задумчиво повторял Михаил светловские строки. И вдруг, приподнявшись на локтях, спросил полувопросительно-полуутверждающе: "Поедем?..." Это была не шальная мальчишеская блажь, заставляющая когда-то гимназистов бежать в Америку. Нет, этот юношеский порыв был подготовлен всей нашей биографией. Не громко ли сказано "биография" в применении к восемнадцатилетним юнцам? Что же! Пионерский галстук мопровская книжка, взносы в которую погашались за счет гривенников, полученных на завтрак, были значимыми вехами нашего детства, незаметно перешедшего в юность.
Нашим намерениям не давно было осуществиться. Лодка, на которой мы должны были ночью добраться до парохода испанских республиканцев, так и осталась стоять на приколе. Корабль ещё вечером снялся с якоря и ушёл в Испанию...

 

Последнее письмо...

Рейтинг: 5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00
Категория: Военная лирика

Treug1Из письма М.Молочко. Студента-ифлийца, молодого критика, погибшего в 1940 году в боях на Корельском перешейке.

...У меня сейчас абсолютно оптимистический дух, больше, оптимизм, перемешанный с романтизмом.  Я совершенно искренне верю в человека, в его хорошие качества. Я верю во все то лучшее, что имеет на нашей земле своё название. Верю в чувства любви, дружбы, жалости и др. Верю в друзей, в любимую... Верю в мысль... Порой (правда, очень беспорядочно) меня охватывает какое-то экстазное состояние, параллели ему можно найти только у Маяковского и Уитмена. Весь мир открывается перед глазами, больше того, можно придумать и переставить космос - всё становиться ново, сильно, богато; я вижу, что наша жизнь исключительно богата мыслями, что природа неисчерпаема в мыслях, и тогда понимаю, как мало у мысли слов, какой великий художник то, что идеалисты называют духом, а материалисты - материей. О людях я думаю чаще, больше. Я верю в людей. Каждый человек носит в себе чистоту (у некоторых это дно, оставшееся от детских лет, дно, на которое уже навалена груда грязного мусора), в каждом заложено что-то потенциально хорошее, красивое, широкое...

 

Из мемуаров генерала М.Духанова

Рейтинг: 4.5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.50
Категория: Военная лирика

19 01...Продолжительный телефонный звонок прервал предутренний сон. После моего "слушаю" в телефонной трубке долго слышался треск, шум и, наконец, очень глухо:
- Тревога... Объявлена тревога. Вам выслана машина.
По голосудежурного штабного командира чувствую - он взволнован. Одеваюсь и думаю: " Вот чудак - волнуется! Эка невидаль - тревога в мирное время..."
Водитель здоровается, спрашивает:
- В штаб?
- Да.
Разворот. Скорость.
Бульвар Профсоюзов, Адмиралтейство...
Штаб.
Как гвоздь, вбитый одним ударом, - сообщение: "Война!..."
И вот я вновь на площади у машины. Белую ночь сменила утренняя заря. Она зарумянила небо, мазнула блеском скульптуры на Зимнем дворце и верхушку Александрийского столпа. Ни души! Ленинград спит.
И лишь когда я сел в машину, из-под арки здания штаба вышли юноша и девушка.
Юноша, нежно обнимая, целовал девушку, а она рассыпала счастливый смех по площади.
- Не знают, что война, - тихо обронил водитель и завел мотор. Машина тронулась...

 

Что делает людей героями?

Рейтинг: 4.3 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.30
Категория: Военная лирика

О военных подвигах из воспоминаний Л.УспенскогоRussia21

... Эта девушка вынесла с поля боя одиннадцать могучих, тяжелых, как глыбы камня, раненых - вдруг превратившихся в беспомощных детей - краснофлотцев... Вот мальчуган, любимец разведотряда: на минном поле, когда подорвались и командир, и трое бойцов, он прополз по чуть припудренной первым снегом земле между искусно припрятанными взрослыми, опытными людьми минами, может быть, двести, может быть, триста метров и умело отметил свой путь клочками бумаги (счастье, что ветра не было!), и - трагический мальчик с пальчик! - вывел по ним из страшной ловушки и обожаемого им командира, и остальных товарищей... Вот ещё одна девушка-снайпер, на счету которой к январю сорок второго года оказалось полтора десятка крепких, обозленных, опасных, как росомахи в лесу, зверей...

 

Военная лирика - истории настоящих танкистов

В данном разделе собраны истории настоящих военных, рядовых танкистов и офицеров, участвовавших в войне.