Военная история. Крылья мужества. (Часть 2)

Рейтинг: 4.0975069252078 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.10
Категория: Военная лирика

 

Lutsky1 ...Однажды гвардии капитан Луцкий в группе истребителей и штурмовиков вылетел на боевое задание. День был хмурый, неласковый, видимость плохая. Лететь нужно было далеко, а тут еще забуранило, ориентироваться стало совсем трудно. Но наши летчики выполнили поставленную задачу. Все самолеты вернулись на свой аэродром. Владимир Луцкий еще не успел ио-кинуть кабину истребителя, как над головой, среди облаков, совсем низко над землей, пролетели три самолета противника. По характерному звуку Луцкий определил: «хейнкели».
Летчики не могли стерпеть такого нахальства. Луцкий знал, что горючего в баках осталось мало, но желание проучить зарвавшихся фашистов было настолько сильным, что Владимир, не ожидая команды, запустил мотор своего «ястребка».
Самолет быстро приближался к низким облакам. Летчик знал, что враги где-то рядом, они еще вернутся и снова откроют огонь, рассчитанный на изматывание нервов, Луцкий ушел от аэродрома в сторону солнца и, барражируя, стал ждать. И немцы по одному стали возвращаться к нашему аэродрому. В разрыве облаков летчик увидел бомбардировщик. Медлить было нельзя. Капитан Луцкий перевел истребитель с бреющего полета в полу петлю и ринулся на бомбардировщика. Завязался бой. Гитлеровец отстреливался. После первой же атаки загорелся правый мотор «хеинкеля». Но бой продолжался. Сколько времени он длился, Луцкий не знал, но помнил, что у него на исходе горючее и вот-вот может отказать мотор. Вот между облаков появился бомбардировщик, теперь он уходил в сторону и опрометчиво подставил свой борт. Капитан дал очередь из пулемета по другому мотору, и «хейнкель», охваченный пламенем, приземлился недалеко от нашего аэродрома.

Экипаж был захвачен в плен. Не ушли далеко и два других бомбардировщика: их сбили товарищи Луцко-го. «Своим мужественным примером, — говорится в наградном листе Луцкого, — он увлек товарищей... которые сбили неподалеку от аэродрома остальных стервятников...»
Этот бой остался в памяти Луцкого, хотя были в его военной биографии и другие не менее трудные. Может, потому, что здесь был двойной риск: вылетел против трех вражеских самолетов, а горючее кончалось.
Всякое было на фронте: и мужеством, и дерзостью, и хитростью и отвагой приходилось побеждать врага, в лобовую атаку ходить и своей машиной прикрывать самолет товарища. Все было...
Как-то Луцкий летел в паре с опытнейшим летчиком своего 32-го гвардейского авиаполка Героем Советского Союза майором Клещевым. Неожиданно из облаков на них «вывалилось» до двадцати «мессер-шмиттов». Клещев смело пошел в атаку, а Луцкий, ни на секунду не отвлекаясь, мужественно прикрывал его. Когда один гитлеровец близко подлетел к машине майора, Луцкий бросился на него и расстрелял в упор. Из этой схватки храбрецы вышли победителями; потеряв три самолета, немцы обратились в бегство.
В сентябрьских боях под Сталинградом был подбит самолет командира эскадрильи капитана Избинского. Раненый «ястребок» шел на вынужденную посадку. Его преследовала четверка истребителей противника. Луцкий, не задумываясь, пошел на выручку командиру, приняв на себя огонь врага. Немцы яростно атаковали, а он, выжимая из своего мотора все, что можно было выжать, применяя хитрые и дерзкие маневры, умело уходил из-под ударов и нападал сам. Это была смертельная карусель, из которой Луцкий вышел победителем. Смелыми, решительными атаками он разогнал четверку, причем одного расстрелял в упор.
На следующий день Владимир Луцкий повторил подвиг: снова вступил в единоборство с тремя немецкими истребителями, которые преследовали самолет капитана Долгушина, идущего на вынужденную посадку.
В небе над Сталинградом Луцкий сбил пять самолетов противника...
А потом была Курская дуга. «В боях на Орловско-Курском направлении за короткий период подразделение (эскадрилья) Луцкого произвело 165 боевых вылетов, при умелом решении тактических задач в воздухе, отличной организации и сплоченности, следуя примеру командира... летчики уничтожили 26 самолетов противника, не имея своих потерь... 3 самолета лично сбил отважный комэск Луцкий...» — так написано в очередном наградном листе.
Войну Владимир Александрович закончил на территории Германии. Последний боевой вылет сделал над Берлином.
На этом трудном, но славном пути было все: удачи — сбитые вражеские самолеты (двенадцать уничтожил сам), горе — терял фронтовых друзей, смертельная опасность — был сбит один раз и сам. Выстраданное и пережитое многому научило, закалило волю, характер, дало богатейший опыт.
После войны стал генералом. Продолжал служить в Вооруженных Силах — летал на современных сверхзвуковых самолетах. Свой боевой опыт он передавал молодому поколению советских авиаторов , растил достойную смену, которая продолжает славные традиции Военно-Воздушного Флота СССР.