Война. Отвлекающий маневр (часть 2)

Категория: Военная лирика

На зорьке часть 2-го батальона на лодках тронулась через Днепр. Бойцы и офицеры, наблюдавшие эту картину с берега, просто-напросто недоумевали. Между тем лодки, управляемые, как казалось, совершенно неопытными гребцами, виляли из стороны в сторону. То и дело раздавались громкие всплески от неуклюже опускаемых в воду весел. Слышались команды, неосторожные крики. Одним словом, маскировка почему-то не соблюдалась.
Вполне понятно, что немцы лодки заметили и открыли по ним шквальный огонь.
Лишь на командном пункте полка не волновались: все шло по плану. Дав себя обнаружить противнику, подразделения 2-го батальона отлично имитировали растерянность. Лодки завертелись на месте, некоторые из них стали поворачивать назад. А по ним все палили и палили.
В этой шумихе никто не заметил, что сверху по течению медленно плывут бревна, груды сухого камыша, какие-то коряги. Плывут, постепенно отходя, вопреки течению, к Пушкаревскому острову и втягиваясь в протоку между его берегом и высокой кручей, на которой расположились немецкие части. Собственно, обилие всякого мусора на воде никого удивить не могло. В эти сентябрьские дния 1943 года, когда война докатилась до Приднепровья, течение реки несло в низовья обломки мостов, ящики из-под снарядов и вообще самые неожиданные предметы. Кто бы мог подумать, что сейчас все это превратилось в военные плавсредства.
И вот основные силы 2-го гвардейского батальона сосредоточились на неукрепленной тыловой стороне острова. Их удар был коротким и стремительным. Гарнизону острова даже бежать оказалось некуда. Гвардии капитан Абдуль Тейфук так и велел отметить в боевом донесении: ни один фашист с острова не ушёл.
Когда гитлеровцы спохватились и открыли огонь, Абдуль уже успел разместить своих людей в отбитых у противника глубоких окопах, вырытых в песке  и укрепленных плетнями из лозы и досками.
Оценив обстановку, гвардии капитан приказал приступить к подавлению огневых точек врага на крутом правобережье. Солдаты с близкого расстояния метко расстреливали прислугу артиллерийских и минометных батарей. Им удалось несколько снизить интенсивность неприятельского огня.
Воспользовавшись этим, остальные батальоны 175-го полка стали переправляться через Днепр и закрепляться на его правом берегу.
Поддерживаемый гвардейцами 2-го батальона, полк продвинулся вперед и в отдельных местах вклинился в оборону противника на десять-двенадцать километров. Впрочем, произошло это, конечно, не сразу. Восемнадцать суток бойцы батальона Абдуля вели неравный бой. Десятки раз гитлеровцы предпринимали атаки на остров, обстреливали его из минометов и орудий, неистово бомбили с воздуха.
Особенно накалилась обстановка, когда наши бойцы стали переправлять через Днепр тяжелую технику.
С самого рассвета над островом "висели" "юнкерсы". Они засыпали бомбами и поливали пулеметным огнем каждый клочок земли.
Командиру доложили, что из строя полностью вышел взвод,  оборонявший подступы со стороны протоки. Очевидно, фашисты били именно по этому участку, собираясь нанести решительный удар. Едва гвардии капитан подумал об этом, как с занятого немцами крутого берега стали спускать в воду понтоны.
Патронов оставалось в обрез. Абдуль Тейфук отчетливо понимал, что их не хватит даже для жиденького обстрела переправляющегося через протоку неприятеля.
Бомбежка утихла. Чтобы не причинить ущерба собственных войскам, самолеты с крестами на плоскостях отвернули к левобережью, дали там круг и растаяли в небе.
- Огня не открывать! - крикнул гвардии капитан и сам не услышал своего голоса. От непрерывного грохота заложило уши.
По выражению лиц подчиненных понял, что и до них не дошли его слова. И тут в силу вступил испытанный фронтовой прием - личный пример командира. Абдуль первым перебежал к новой линии встречи с немецким десантом. На ходу подобрал винтовку убитого бойца, примкнул к ней штык.
Другие стали примыкать штыки тоже. Белобрысый сержант показал командиру свой автомат - к нему-де штык не примкнешь. Комбат жестом порекомендовал взять автомат за ствол.
Все это походило на своеобразный безмолвный инструктаж перед предстоязим руукопашным боем.
Оставшиеся в живых гвардейцы этого батальона встретили врага у самой воды. Кололи штыками, били прикладами. В ход пошли саперные ножи и даже просто кулаки. Кто-то из связистов догадался использовать ракетницы. Ракеты низко над водой понеслись к подходящим понтонам. Клубки искрящегося пламени плясали по бортам и настилам.
Понтоны, не дойдя до берега, стали круто поворачивать назад.
Атаку удалось отбить. Правда, с большими потерями. Все же враг и на этот раз успеха не добился. Переправа советских войск продолжалась.
За период боев на Пушкаревском острове гвардейцы капитана Абдуля уничтожили до 750 солдат и офицеров противника, 12 минометов, 42 пулемета, 2 артиллерийских орудия и много другой техники.
Нелегко далась победа. В строю осталось лишь двенадцать бойцов. Это горстка отважных влилась в ряды подразделений своего гвардейского полка, наступающих на Верхнеднепровск.
В ходе последующих боев батальон без переформирования пополнился новыми воинами. Их вел на запад теперь уже Герой Советского Союза гвардии капитан Абдуль Тейфук.
За полтора месяца до великой Победы вдруг перестали приходить письма от Абдуля Тейфука. В последний раз он написал, что ему присвоено звание гвардии майора... И вот писем не стало.
Герой погиб, но и сегодня во Львове, куда перевезено тело бойца, на величественном холме Славы звучит имя Абдуля Тейфука. Оно высечено на мраморной плите и его произносят люди, за счастье которых беззаветно сражался бывший сельский учитель из Крыма Герой Советского Союза, гвардии майор Абдуль Тейфук.

ЕЩЁ БОЛЬШЕ МОДОВ