Все и даже больше. Военные мемуары.

Категория: Военная лирика

Абдурманов Узеир
Узеир Абдурманович Абдурманов родился в 1916 году в семье крестьянина-батрака в крымском степном селении.
Великая  Отечественная война застала Абдурманова в рядаъ Красной Армии. Воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Донгском, Центральном и Белорусском фронтах. Был ранен. Командуя отделением 312-го армейского инженерного батальона, старшина Абдурманов под сильным огнем противника строил мосты через Десну и Сож, чем своевременно обеспечивал успешное форсирование этих рек советскими войсками.
За мужество и отвагу, за образцы бесстрашия и трудовой героизм в боях Указом Президиума Верховного совета СССР от 15 января 1944 года Абдурманову Узеиру Абдурмановичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Нелегок ратный труд. Каждый его день требует мужества, самопожертвования, отваги... Именно на фронте бывают такие мгновения, когда человек должен отдать всё без остатка и даже больше, чем может. Иногда это длится секунды, несколько минут, а порой долгие часы, дни и ночи...

Поднимаясь в атаку, воин вливается в общий поток неудержимого стремления вперед. Он видит перед собой заветный рубеж, за которым сможет перевести дыхание. Правда, до этого рубежа ещё надо дойти, овладеть им. Дойдут не все. Но кто-то все же дойдет. Быть может, и он... И тогда жизнь как бы начнется сначала.
Но где взять силы, чтобы вынести испытание смертью не час и не два, выстоять в пламени, не видя вблизи того заветного рубежа, не зная, где конец невероятному напряжению мускулов и воли?
Был только один заветный, но ещё далекий рубеж - Победа! Во имя неё воин доблестно шел на все испытания.


...Позади боевые будни Юго-Запада и Сталинградского фронтов. Сапер Абдурманов под огнем вражеских артиллерийских и минометных батарей возводил мосты и рушил их, разминировал жилые здания и промышленные объекты и ставил мины на вражеских путях...
Да разве перечислить все, что довелось делать на войне отважному старшине!
Отступали на восток. Узеир Абдурманов и его боевые товарищи всегда отходили последними, выводя из строя под самым носом у наступающего врага переправы и стратегические объекты.
Но вот настала пора, когда под возросшим натиском советских воинов война покатилась туда, откуда она пришла, - на запад. И впереди на своем участке фронта шел инженерный батальон 65-й армии. В авангарде батальона, как всегда, вел свое видавшее виды отделение саперов старшина Узеир Абдурманов.
Порой продвигались быстро. Но вот наступление приостановилось. Впереди поблескивала Северная Десна. Из-за густых кустов ивняка, куда пробрался старшина Абдурманов, она казалась по-довоенному безмятежной, тихой и мирной. Узеир даже улыбнулся. Так непривычно спокойно показалось саперу здесь.
- Фронтовой тишине верить нельзя, - как бы уловив его мысли, сказал командир батальона майор Попов. - На той стороне реки враг сосредоточил большие силы. По данным разведки, противоположный берег основательно укреплен. А перейти реку надо во что бы то ни стало.
- Есть сделать переправу! - словно приказ ему уже был отдан, отчеканил старшина.
- Стемнеет - приступайте, - одобрительно кивнул майор.- Подберите самых надежных людей.
- Наши все надежные, - с уверенностью сказал Узеир.
Майор Попов все понял и молчаливо с ним согласился.
Предвечерние часы прошли в напряжении. Готовили материалы для сооружения прочного моста, могущего выдержать многотонный вес танков. Когда основные приготовления были закончены, семнадцать человек сосредоточились у прибрежной черты, ожидая, когда они смогут приступить к самому главному.
- Может, начнем сразу? - вопросительно взглянул на командира его друг Николай Быков. - Время-то ох как не терпит.
- Рано, - отозвался Абдурманов. -Высунешься из кустов-  обстреляют... Погибнуть, Коля, никогда труда не составляет. А нам ещё задание выполнить предстоит.
- Тошно ждать.
Узеир промолчал. Он и сам хотел бы не откладывать до сумерек. Однако в глубине души понимал, что майор распорядился обдуманно. Людей надо беречь. Кому-кому, а им ещё много предстоит соорудить переправ.
Темнота медлила. Бледные сумерки долго висели над притихшими камышами.
Но вот все же мутное покрывало задернуло противоположный берег. По сигналу командира отделения саперы быстро спустились к воде. Работали молча и скоро. Понимали друг друга без слов. Сказалась привычка, выработанная за годы военной службы. Заранее заготовленные кругляши с засеками по краям устанавливались в клеточные опоры, на которые должен лечь будущий мост. Несколько бойцов из прикомандированных к саперам пехотинцев уже сталкивали к воде тяжелые бревна, которым предстояло стать основанием настила.
- Смотреть в оба, - оторвавшись на миг от работы, сказал вполголоса Узеир. - По мосту танки пойдут. Крепче, хлопцы, связывайте стыки.
Николай Быков махнул рукой: дескать, не учи - сами знаем. Не впервой мост строим.
Когда между берегом и первой клеточной опорой стали укладывать настил, над водой взвилась белая ракета.
- Засекут, - горячо дыхнул в лицо Узеиру Николай. - Не дадут, гады, спокойно работать.
Вслед за первой взвилась и рассыпалась предательским светом вторая ракета, третья...
Укрыться было негде да и попросту бесполезно. Присутствие советских саперов выдавали торчащие из воды клеточные опоры. Немцы-то, конечно, знали и видели, что ещё час назад их тут и в помине не было.
А ракеты все взлетали и взлетали.
С берега, занятого неприятелем, ударил миномет. Почти одновременно с разрывом мины автоматные и пулеметные очереди заплясали на воде десятками и сонями бурлящих всплесков.
Работавший рядом с Узеиром сапер тихо застонал и уронил топор.
- Куда? - спросил старшина.
- В руку.
- Давай к берегу, в медсанбат.
- Не гони, командир, - просяще обратился к Абдурманову раненый боец. - В воде боль не так пробирает... Я и с одной рукой ещё пригожусь.
Серия сильных взрывов разметала приготовленные на берегу бревна. Фонтаны воды вздымались со всех сторон, расшвыривая клеточне опоры и людей.
Создалось минутное замешательство.
- Продолжать работу! - властно распорядился старшина.
А взрывы мин и снарядов все ближе и ближе ложились по трассе моста. Они вздымали и пенили воду, сбивали с ног людей. Некоторые из них, упав, уже больше не поднимались. Но остальные, сцепив зубы, продолжали подтаскивать и укладывать бревна.
Упал кто-то ещё. Узеир даже не успел заметить, кто именно. Он бросился на глубину, подхватил уносимого течением раненого товарища и передал его с рук на руки бойцам, направлявшимся к берегу по настильным брусьям.
Совсем рядом вздыбился высокий столб воды. Взрывная волна отбросила старшину. Когда выпал и огляделся, сердце невольно дрогнуло: только что подведенная под верх клеточная опора расплывалась отдельными бревнышками вниз по течению.
- Давай сюда! - крикнул Абдурманов товарищам и с ожесточением принялся за восстановление разрушенной опоры моста.
Рядом с ним работали все, кто ещё держался на ногах.
Сколько ещё раз приходилось начинать все с самого начала, как говорят строители, с нулевой отметки... Чем ближе к противоположному берегу подтягивался мост, тем яростнее палили гитлеровцы. К рассвету вражеские автоматчики стреляли по нашим саперам почти в упор. Советские пехотные подразделения, сосредоточившиеся у берега, прикрывали отделение старшины Абдурманова огнем из автоматов и пулеметов.
Девять жарких часов длился этот небывалый поединок с рекой и смертью. Наконец по скрипучему настилу моста прошел танк, за ним - целая колонна.
А перед саперами уже стояла новая задача: возвести переправу у хутора Чулатова. Целые сутки отделение старшины Абдурманова работало по грудь в воде, под свист пуль и разрывы снарядов. И переправа была возведена в срок.
Наступающие подразделения Советской Армии сосредоточились в районе села Кудлатово.
- Нужен мост, - вновь сказал майор Попов.
- Есть! - коротко ответил старшина. От утомления он едва держался на ногах, но старался не выдавать своего состояния.
Строительство этой переправы проходило в еще более тяжелой обстановке, чем предыдущие. Наши строили - немцы разрушали. Приходилось снова и снова делать одну и ту же работу.
Раненых перевязывали тут же, в воде. Убитых, если удавалось, выносили на берег. И работали, работали, работали без сна и отдыха ровно тридцать шесть часов.
Ещё не успели саперы выбраться на берег, как по только что построенному мосту подразделения 65-й армии неудержимо устремились вперед.
Но вскоре командир батальона уже не смог дать старшине Абдурманову нового задания. Кому давать? Из семнадцати человек в строю осталось лишь трое, да и то условно: измотанные, до предела утомленные, с кровоточащими из-под бинтов ранами, саперы, казалось, уже не имели сил двигаться. Но так только казалось. У оставшихся в живых ещё хватило сил принять участие в сооружении переправы через реку Сож в районе села Новотерешковичи. На этот раз они находились под огнем противника почти восемь часов.
За совершенный подвиг старшине Абдурманову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
- Как вам удалось выдержать такое нечеловеческое напряжение? - спросил у старшины военный журналист, прибывший на передовую линию огня, чтобы написать очерк о новом герое. - Расскажите, товарищ старшина.
- О чем же я могу рассказать? - смутился Узеир. - Если надо, советский солдат выдержит все, а коммунист - все и ещё больше.

ЕЩЁ БОЛЬШЕ МОДОВ