Военная история. Разведчица. (Часть 1)

Категория: Военная лирика

БАЙДА МАРИЯ КАРПОВНА
Мария Карповна Байда родилась в 1922 году в Крыму. Детство ее прошло в селении Новый Чуваш (ныне с. Новосельское Красноперекопского района).
В период Великой Отечественной войны она пошла на фронт санинструктором, а затем стала разведчицей. После декабрьского штур ма Севастополя гитлеровцами Мария Карповна попросила перевести ее в разведку, и она стала отважной разведчицей.
За мужество в боях при обороне Севастополя старшему сержанту Марии Кар повне Байде Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Группа разведчиков 514-го стрелкового полка 172-й дивизии находилась неподалеку от небольшого села в долине р. Бельбек. Бойцы расположились возле сада. Всю ночь они вели наблюдение.
Восьмой месяц защитники осажденного Севастополя отбивали яростные атаки врага. Потерпев дважды неудачу в попытках взять советские позиции штурмом, фашистское командование готовило новое наступление.
Забрезжило утро 7 июня 1942 года...
В четыре часа земля содрогнулась от взрывов. Гитлеровцы начали артиллерийскую подготовку. Они пытались расчленить нашу оборону, прорваться к Северной бухте.
Но, как только артиллерийская подготовка закончилась и неприятельская пехота при поддержке танков и авиации поднялась в атаку, линия нашей обороны встретила врага шквальным огнем.
Подпустив немцев поближе, разведчики дружно ударили из автоматов. Беспрерывно вела огонь по врагу и находившаяся в группе разведчиков двадцатилетняя комсомолка Маруся Байда.
Меткий огонь прижал немцев к земле, но они упорно лезли по склону, стремясь прорваться к шоссе.
Чтобы отражать натиск наседавших с разных сторон врагов, горстке наших автоматчиков приходилось то и дело менять огневые позиции.
Перед окопами валялись десятки убитых немцев. Но погибли и многие разведчики.
Солнце поднималось все выше. Земля дышала зноем. Нестерпимо хотелось пить, а воды не было. Кончались патроны. Мария пробралась в канаву, где находились тяжелораненые, чтобы взять оставшиеся у них боеприпасы. Перевязав раненного в голову бойца, она быстро собрала автоматные диски, патроны, гранаты и вернулась в траншею. В это время старшина 2 статьи Мосенко пристраивал на бруствере немецкий пулемет.
— Откуда это? — спросила Мария.
— Да вот одного фрица угостил прикладом. Он с этим пулеметом в сад пробрался...
Бой разгорался все сильнее. Гитлеровцы упорно стремились сбить наш заслон. В саду мелькнуло несколько фигур в серо-зеленых мундирах.
— Немцы заходят в тыл! — крикнула девушка.
Раздались три-четыре короткие очереди, и просочившиеся в сад немцы были уничтожены.
Из цепи наступавших поднялся офицер и, что-то крича и размахивая пистолетом, побежал вперед. Вот он уже скрылся в канаве, пересекавшей ложбинку. За ним туда же пробрались несколько вражеских солдат. Маруся настороженно ждала, когда они появятся на этой стороне ложбинки.
Первым показался офицер. Его тут же сразила меткая очередь. Один из солдат хотел подползти к своему начальнику и вытащить из-под огня, но тоже застыл на месте.
Позади послышался шорох. Маруся оглянулась: прямо к ней полз человек. «Наверное, связной», — подумала девушка, но, увидев чужую форму, вздрогнула от неожиданности. Немец! Она моментально овладела собой и вскинула автомат. Выстрела не последовало — кончились патроны! Что делать? Мария выскочила из траншеи и, размахнувшись, что было силы ударила врага прикладом автомата по голове. Забрав у убитого оружие и патроны, девушка вернулась в траншею « начала расстреливать из трофейного автомата гитлеровцев.
Эта вражеская атака тоже была отбита.
— Патронов! Патроны кончились! — слышались голоса.
Мария снова поползла к месту, где были укрыты раненые.
Собрав остатки патронов и гранат, девушка отправилась обратно. Вдруг она услышала шум борьбы. Приподнявшись, увидела, что четверо немцев пытаются обезоружить нашего бойца.
Заработал ее автомат. Трое нападавших растянулись на земле, а четвертый бросился бежать, но тоже упал, настигнутый меткой пулей. Красноармеец был спасен.
Внезапно в канаве, где лежали раненые, раздался выстрел. Сюда пробрались гитлеровцы.
Несколько бойцов во главе с Мосенко поспешили на помощь товарищам. Завязалась рукопашная схватка.
Едва переведя дыхание, девушка занялась ранеными.
В этот момент совсем рядом разорвалась граната. Банда почувствовала удар в голову и острую боль в руке. Она потеряла сознание.
...Разведчики оказались в окружении. С наступлением темноты стрельба утихла, враг не предпринимал новых атак. Горстке храбрецов (их осталось двенадцать), израненных, измученных боем, жаждой и голодом, было ясно, что находиться здесь дальше бессмысленно: патронов и гранат больше не было. Свою задачу они выполнили. Надо выходить из окружения.
— Я выведу вас, места эти мне знакомы, — сказала очнувшаяся Маруся. — Со мной пойдут двое — Сметанин и Турпаев. Потом один из них вернется, что-бы указать дорогу.
Бесшумно выбравшись из траншеи, трое исчезли в ночной темноте. Чутко прислушиваясь, ползли они по колючей траве, до крови обдирая колени о камни. Где-то неподалеку слышалась немецкая речь. Время от времени местность освещалась зеленоватыми вспышками ракет, и тогда разведчики замирали, прижимаясь к нагревшейся за день земле. Так они медленно продвигались, к своим. Ползли долго, напрягая последние силы, и, наконец, достигли цели.

ЕЩЁ БОЛЬШЕ МОДОВ