Военная история.Берег правый Днепровский. (Часть 2)

Категория: Военная лирика

Первую атаку рота отбила. Последовала вторая. На этот раз пехота противника шла вслед за танками. Старший лейтенант не терял выдержки. Танки страшат необстрелянную пехоту. А с ним были солдаты опытные, умелые. Они знали, что делать, и готовили связки гранат.
Немецкую пехоту отсекли от танков пулеметным огнем, заставили залечь. Но танки, стреляя с ходу, ползли к окопам, Медлить было нельзя. Навстречу бронированным громадам рванулась группа советских воинов. Возглавлял ее старший лейтенант Горелик. Он хорошо понимал, что значит в этот решающий момент личный пример командира.
Под гусеницы головного танка полетела связка гранат. Взрыв и пламя. Вражеская машина застыла на месте. Удалось подбить и другой танк.
Гитлеровцы предприняли новую атаку. Теперь пехоту поддерживали уже не два, а шесть танков. Роте Горелика становилось все труднее сдерживать натиск. Танки могли вот-вот прорваться. Выручили артиллеристы, успевшие переправиться на плацдарм. Они появились неожиданно для врага. Мгновенно развернулись и с фланга ударили по танкам прямой наводкой.
Головной танк окутался густым черным дымом, запылал. Вскоре одна за другой загорелись и остальные машины.
Немцы стали поспешно отходить.
Рота возобновила наступление. Ночью она столкнулась с боевым охранением противника, опрокинула его и достигла опушки леса.
Завязался сложный бой в лесу. Тут гляди да гляди, будь сноровистым и осмотрительным. Вражеские солдаты укрывались за стволами деревьев, держали под обстрелом просеки, тропинки и поляны. Схватки то затихали, то разгорались с новой силой. Бой рассыпался на отдельные очаги. Дело доходило до рукопашной.
Продвигаясь вперед, Горелик почувствовал, как вражеская пуля обожгла руку. Командир полка подполковник Каминский, увидев окровавленную руку старшего лейтенанта, предложил ему отправиться в медпункт.
— Разрешите остаться в строю, товарищ подполковник, — сказал Горелик.
— Ну, хорошо... Лесок очистим, а потом — к медикам, — уступил командир.
...На пути еще один очаг сопротивления. Эхо гулко разносит звуки выстрелов. Неожиданно на поляну выскочил из-за дерева немецкий офицер. Горелик рванулся к немцу. Тот поднял пистолет, но выстрелить не успел. Старший лейтенант с размаху ударил его по виску рукояткой пистолета. Фашист рухнул наземь. В этот момент где-то сбоку, совсем близко, раздалась короткая автоматная очередь. Горелик почувствовал острую боль в пояснице и упал.
Не слышал старший лейтенант, как выносили его из леса, как переправляли через Днепр. Очнулся он в полевом армейском госпитале. Лежал на соломе, покрытый плащ-палаткой. Лежал вниз лицом. Попробовал повернуться на бок, но сильная боль в пояснице сковывала движения.
Мечтал, как и все фронтовики, дойти до фашистского логова. Уже, казалось, цель близка. Но...
Бесконечной чередой тянулись дни невеселой госпитальной жизни. Многое вспомнилось за это время. Вспомнилось все, что видел и пережил, выстрадал с начала войны.
Сборы были недолги. В тот же день, когда гитлеровская Германия напала на нашу страну, Горелика призвали в армию. А вскоре он седлал высокого гнедого коня и слышал хорошо знакомую по довоенной службе протяжную команду:
— По коням!
Вихрем мчался по донецкой степи кавалерийский эскадрон. Вел свой взвод в атаку и Зиновий Горелик. Сверкали на солнце острые клинки. Отважные советские конники беспощадно рубили врагов.
Не щадил себя на войне коммунист Зиновий Горелик. Как боевой приказ воспринимал он широко известный на фронте клич: «Где жарче бой — там место коммуниста».
Первое ранение он получил, когда эскадрон атаковал врага в пешем строю. Рана оказалась нетяжелой, и через несколько дней он опять участвовал в боях.
Вторая рана вывела из строя надолго. После госпиталя он снова попал на такой участок фронта, где редко устанавливалось затишье — под Сталинград. Днем и ночью шли там тяжелые кровопролитные бои.
Подвиги Зиновия Самойловича Горелика в этих сражениях были отмечены высокой наградой — орденом Отечественной войны I степени.

* * *

В госпитале принял он горячие поздравления в связи с награждением его в числе отличившихся при форсировании Днепра. А вскоре генерал К. К. Рокоссовский вручил Герою Советского Союза старшему лейтенанту З. С. Горелику орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

ЕЩЁ БОЛЬШЕ МОДОВ