Военная история. Сквозь огонь и шторм.

Категория: Военная лирика

Федор Сергеевич Дьяченко родился в 1919 году в семье крестьянина в Черноморском районе. По комсомольской путевке направ лен в севастопольское Выс шее военно-морское училище им. П. С. Нахимова, которое окончил в 1941 году.
Война застала Дьяченко на Черноморском флоте. Он был сначала помощником командира, затем командиром сторожевого катера, отряда катеров.
За мужество и героизм, проявленные в Керченской операции, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1944 года Федору Сергеевичу Дьяченко присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны Дьяченко окончил Военно-Морскую академию, служил на Севере. Сейчас Федор Сергеевич — кандидат военно-морских наук, доцент Военно-Морской академии.

Сквозь огонь и шторм.

Был конец декабря 1941 года. Море штормило. Волны с шумом разбивались о борта судов, обдавая палубы ледяной водой. Сторожевые катера, мотоботы и рыбацкие баркасы шли к крымскому берегу. Десант приближался к Керченскому полуострову.
Обстановка обострялась. Вот из облаков над косою Чушка вынырнула стая немецких самолетов. Видимо, это было сигналом: орудийными залпами огрызнулся вражеский берег, а самолеты стали бомбить и расстреливать из пулеметов десантные суда...
Не только земля и небо — само море таило смертельную опасность: гитлеровцы долго и тщательно минировали воды пролива. Был заминирован и опутан колючей проволокой и весь берег. Все командные высоты находились в руках противника. Он стремился любой ценой удержать свои рубежи, не пустить наши войска в Крым.
Но ни огонь, ни разъяренная стихия не могли остановить наши суда, они шли и шли вперед. Один из сторожевых катеров, № 018, уверенно вел к цели лейтенант Дьяченко. Перед самой войной он с отличием окончил Высшее военно - морское училище в Севастополе, там стал кандидатом партии. А теперь он держал самый трудный экзамен — на боевую зрелость. Молодой офицер стоял на командном мостике и, отдавая короткие команды, с тревогой всматривался в керченский берег. Там у врага наблюдательные пункты, прожекторные установки, его артиллерийские батареи держат под обстрелом весь пролив.
Это волновало и беспокоило молодого командира...
Совсем рядом, у кормы катера, высоко взметнулся фонтан воды, чуть поодаль — другой. «Пристрелялись? Или случайно?..». Эти мысли не давали покоя. Идущие впереди катера открыли по берегу ответный огонь из орудий. Крупнокалиберные зенитные пулеметы начали стрельбу по фашистским самолетам.
В соседний катер попал снаряд, судно загорелось, другое подорвалось на мине и теперь, полузатопленное, неуправляемое, болталось посреди пролива.
— Увеличить обороты! И маневрировать... — крикнул Дьяченко рулевому.
Старшина первой статьи Логунов в точности выполнил приказ командира. Мотор заработал лихорадочно быстро, взахлеб. Катер метнулся в одну сторону, в другую, увертываясь от снарядов. А они все рвались и рвались у самого борта, и вода, вскипая, обрушивалась на судно.
Напряжение росло. Берег гремел, полыхал. На плацдарме вели упорный бой высадившиеся десантники. Им требовалась незамедлительная помощь.
Прорвавшись через огневую завесу, катер 018 подходил к крымской земле. Лейтенант Дьяченко уже пытливо всматривался в серые известняки береговой полосы, прикидывая, где лучше пристать. Но тут опять налетели самолеты, а вражеский орудийный огонь стал так плотен, что у Федора мелькнула мысль: «Пройдем ли?».
Но моряки делали свое трудное, опасное дело. Катера, мотоботы и лодки шли к берегу. Как ни маневрировал Дьяченко, беда подкараулила и его. Близко раздался оглушительный взрыв, и лейтенант почувствовал сильный удар по ногам. Снаряд угодил в палубную надстройку. Командир был ранен в обе ноги, но превозмогая боль, стиснув зубы, продолжал вести судно по заданному курсу.
И вот уже берег рядом, но причалить нет возможности: волны вот-вот швырнут катер на подводные камни либо выбросят на скалистый берег. Что делать? И тогда Дьяченко пригласил на командирский мостик старшего офицера десантников. Советуясь, они по очереди кричали что-то друг другу прямо в ухо — иначе не услышишь. Потом коренастый рыжеусый капитан-пехотинец подошел к борту и, подняв вверх руку, зычно прокричал:
— За мно-о-ой! Пры-га-ай!
Он решительно шагнул за борт и очутился в ледяной пенной воде. Место оказалось глубоким. Спрыгивая с катера, десантники погружались по грудь в воду. Волны окатывали их, сбивали с ног; с оружием в руках, борясь с морем, солдаты с трудом добирались до берега. Выбравшись из воды на каменистое побережье, продрогшие и уставшие, поднимались по кручам, где давно кипел бой, где они были очень нужны.
Противник яростно сопротивлялся. Под прикрытием танков немцы контратаковали. Десантники отбивались гранатами, подпуская вражеские машины как можно ближе, били их наверняка.
Несмотря на тяжелое ранение, Федор Сергеевич не покинул катер, а повел его в Обратный рейс. На кавказском берегу сразу же началась погрузка очередных подразделений, и лейтенанту едва успели перевязать раны. И он снова повел свой катер к крымскому берегу.
Керченская операция запомнилась надолго. Но и потом немало было во фронтовой жизни Дьяченко трудных и тревожных дней. Не одна еще мина и снаряд легли за кормой его катера. Сколько было опасных выходов в море! Рейсы самые различные: с солдатами на борту, с оружием и боеприпасами. И вот второе десантирование наших войск через Керченский пролив, снова под бомбежкой, через ураганный вражеский огонь.
...Стояли хмурые ноябрьские дни 1943 года. Ночи были холодные и ветреные. Захваченный десантниками небольшой клочок земли надо было во что бы то ни стало не только удержать, но и расширить. Шло накапливание сил и средств. В этой операции Дьяченко командовал уже отрядом сторожевых катеров и мотоботов.
Рейс за рейсом через пролив. Сколько их было! А противник неистовствовал: немцы стремились во что бы то ни стало столкнуть десант в море, не дать ему закрепиться на берегу. С крымской земли, не умолкая, била артиллерия, с неба сыпались немецкие бомбы. Едва катера успевали подойти к берегу и высадить подразделения, как Дьяченко вел их обратно, быстро загружал и снова шел через пролив.
В этой операции Федор Дьяченко переправил на крымский берег сотни солдат, много оружия, боеприпасов и продовольствия. А каждый рейс был поистине героическим.
За мужество и героизм, проявленные при высадке десантов на Керченский полуостров, и за другие боевые операции Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1944 года Федору Сергеевичу Дьяченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

ЕЩЁ БОЛЬШЕ МОДОВ